Красотка – женский интернет-журнал: секреты красоты, модные тренды, женские истории, любовь, общение

Секреты красоты, модные тренды, женские истории, любовь, общение

Весы

Гороскоп любви на сегодня

Ваше сегодняшнее состояние сможет как нельзя лучше понять школьник, для которого закончилось время бесконечных домашних заданий, проверочных и контрольных - и началась пора каникул. Или птица, которая вдруг вспомнила, что умеет летать - и полетела. И все это из-за любви!

Узнай свой гороскоп
Общий гороскоп, бизнес-гороскоп, любви, автолюбителя, здоровья, покупок, гороскоп красоты. На сегодня, завтра, неделю вперед.
Форум Красотки

Обсуждаемые темы:

В каком возрасте можно начать встречаться?Как создать музыкальную группу?Как удержать мужчину? Рецепт простой, но гениальный!Толкование имени НинаТолкование имени РусланСайт знакомств — отличный способ найти любимогоСовременные диваны: как правильно сделать выборМужская мода на узкие джинсыТолкование имени Иванна, ИвонаКак правильно выбрать холодильникКак сделать низкое высоким, или решение проблемы низких потолковБесплатные сайты знакомств — свахи XXI векаВлияние дня рождения на судьбу: понедельникТолкование имени РоманМне нравится лучший друг моего парня

Халед (Khaled)

Халед (Khaled)

Прослушать лучшие песни Халеда (Khaled) из альбома "Best Of" (2007) можно на recordings.ru

Несмотря на успех таких исполнителей как Шеб Мами (Cheb Mami), Фадела и Сахрауи (Fadela & Sahraoui) и Шеб Тати (Cheb Tati), ни один из них не достиг такой славы и успеха на международной эстраде, чтобы соперничать с певцом по имени Халед (Khaled). Будучи известным ещё как Шеб Халед (Cheb Khaled), он в 1991 году был замечен всемирной индустрией звукозаписи благодаря легендарному французскому лейблу Барклай (Barclay), филиалу компании Полиграм.

Когда фирма Барклай начала пропагандировать стиль раи-госпел (rai-gospel), идея вкладывать большие инвестиции в карьеру алжирского певца рассматривалась многими как огромный риск. В данном случае, результат был положительным. Их первый альбом “Khaled” (1992), включавший сокрушительный хит “Didi”, стал “золотым” во Франции (более 100000 проданных экземпляров), а также широко продавался и во многих других странах. Следующий альбом “N’ssi N’ssi” (1993) с песнями из фильма “1-2-3 Soleil” режиссёра Бертрана Блиера имел меньший успех, однако за него Халед был награждён премией “Cesar” (французский эквивалент “Оскара”).

В 1996 году Халед выпустил на фирме Barclay свой третий альбом “Sahra”, на котором, в частности, была представлена песня “Aicha”, написанная в соавторстве с Жаном-Жаком Голдманом (Jean-Jacques Goldman). Эта баллада, посвящённая младшей из двух дочерей Халеда, стала гигантским житом во Франции.

Хотя международная популярность Халеда фрагментарна - поразительный успех в Индии с одной стороны и медленное, трудное продвижение в США с другой, — во Франции он пользуется стопроцентным успехом. Как будто в сердцах французов было место только для одного североафриканского исполнителя и Халед, с его лучезарной улыбкой и бесшабашными манерами, занял это место. Другим большим именам в этом жанре — Mami, Fadela и Sahraoui — приходится довольствоваться славой лишь среди знатоков World Music (разумеется, в добавление к их огромной и стабильной популярности у североафриканской аудитории).

Многие алжирцы, идолизировавшие Халеда на протяжении 80-х годов, почувствовали, что после отъезда во Францию он утратил своеобразие, а его стремительное восхождение ко всемирной славе зиждется на переделке старых избитых стандартов. Пустоту, образовавшуюся после того, как уехал Халед, вскоре с избытком заполнил местный Казанова раи-сентиментализма Шеб Хасни (Cheb Hasni). Его приторно-сладкий язык любви оказался даже более популярным, чем творчество Халеда, и кассеты Хасни продавались десятками тысяч. По иронии судьбы, две из наиболее знаменитых песен Хасни принадлежат к числу самых “сырых” и настоящих вещей поп-раи: это песня “Baraka”, начавшая его карьеру в 1989 году, и песня “N’châf Lhaziza”, известная ещё и под названием “Visa”. Однако его слава покоится на обольстительном воспевании любви и женщин. Наряду с Шебом Насро (Cheb Nasro) и Шебом Тахаром (Cheb Tahar), он доминировал на сцене раи в начале 1990-х годов.

Здесь история раи разбивается о трагедию современного Алжира, где происходят ужасные и драматические лобовые столкновения. Шеба Хасни 29 сентября 1994 года застреливают возле его дома в Оране боевики Вооружённой исламской группы. Несколькими месяцами позже при похожих обстоятельствах погиб знаменитый продюсер Rachid Baba Ahmed. Их гибель явилась ударом не только по раи, но и в целом по алжирской культуре.

Болезненна ирония этих событий. Был молодой певец, на вершине своей славы, проповедовавший на языке земной любви и поплатившийся за это жизнью. Во многих отношениях смерть Хасни символизирует борьбу, в которую раи было вовлечено всё время своего существования. Чрезвычайно жизнелюбивая и аполитичная по натуре, музыка раи всегда оказывалась втянутой в политику вопреки себе. В то время как исполнители зендани (zendani), шейха (cheikha) и вахрани (wahrani), а также шебы правдиво и страстно пели о своей жизни, вокруг них бушевала культурная полемика, ведомая самозванными стражами традиции, морали и “духа” ислама.

Спустя несколько месяцев после беспорядков, потрясших Алжир в 1988 году, Шеб Сахрауи обрисовал перспективу раи: “Нет абсолютно никакой связи между раи и насилием в прошлом октябре. Раи не побуждает к восстанию. Это просто молодёжная вещь, предназначенная для того, чтобы вы веселились и забывали о ваших проблемах. У раи нет ничего общего ни с партиями, ни с политикой”. Но в такой стране как Алжир — в стране, разрываемой религиозным фундаментализмом, общественными традициями и блеском модерновости — веселье само по себе очень часто способно становиться политическим актом, и исполнителя раи, вне зависимости от его намерений, могут счесть политическим животным, подлежащим жестокому, бесчувственному устранению.

Принимая во внимание ужасную смерть Хасни, удивительно, что раи продолжают исполнять и записывать в Алжире. Новые звёзды, как, например, Шеб Хасан (Cheb Hassan), который выступает в изысканном смокинге для восторженной публики, аккомпанируя себе на одном лишь клавишном синтезаторе, или последняя женская сенсация раи Хейра (Kheira), сохраняют в живых жанр и обеспечивают работой продавцов кассет. Тем не менее, ощущение кризиса на сцене присутствует. Поколению Халеда и Фаделы сейчас за тридцать, их “шебовый” (“шеб” - алж. ар. “парень”) период давно позади, и они бьются с мирскими реальностями выживания и заботы о семьях в пригородах Орана, Алжира, Парижа, Лиона и Марселя. У следующего поколения, рождённого и воспитанного во Франции, мало интереса к философии “записывай быстро и продавай дёшево”, которой придерживаются издатели в Барбэ, африканском “гетто” Парижа. Эти молодые люди слишком преклоняются перед ритмами французского рэпа и, что более важно, предпочитают покупать хорошо сделанную и качественно упакованную музыку на CD.

Покоривший Францию Фодель (Faudel), новейшая сенсация в мире раи, является типичным представителем этого нового поколения. Родившийся и выросший в невзрачном парижском пригороде Ман-ля-Жоли, он выказывает заинтересованность качеством, как в отношении записи, так и в плане музыкальных достоинств. “Я вырос в окружении фанка и рэпа, что меняет всё”, — говорит он. — “Барбэ не интересует меня. Это замкнутый мирок, который занимается только североафриканцами”. Его дебютный альбом “Baïda” вышел в 1998 году, когда артисту не было ещё и двадцати, и был приветственно встречен критикой. Подобно Фоделю, парижанин Рашид Таха (Rachid Taha), который разделил гигантский успех с Халедом и Фоделем в 1998 году, исполняет раи лишь как один из многих стилей, добавляя к нему отблески техно и оцифрованный бэк-вокал.

Таким образом, старомодные продюсеры столкнулись с ультиматумом “измениться или умереть”. Спросите в Париже у любого из владельцев арабских магазинов, торгующих кассетами, как идут дела, — ответом будут склоненные головы и горестные повествования. Тем не менее, некоторые более молодые продюсеры и музыканты из бёров (так называют детей выходцев из северной Африки) сознают необходимость перемен, способны адаптировать звучание раи ко вкусам нового поколения и имеют представление о правильном инвестировании в звукозапись, маркетинг и рекламу. Как сказал недавно один выдающийся продюсер раи, “бёры — наша главная надежда”.

8 ноября 2008
Написать отзыв

Обсуждение статьи «Халед (Khaled)»

Сообщений пока нет. Ваше сообщение станет первым.
Ваше имя
Ваше сообщение
— повторите число
Все статьи рубрики «Музыка»
Яндекс цитирования